Янина

Янина

По узкой лесной дороге медленно ехала карета. Еще полчаса назад лошади бежали очень быстро, но сейчас, когда карета покинула владения короля, кучер дал возможность отдохнуть утомленным лошадям и отдыхал сам.

По обе стороны безлюдной дороги тянулись ряды раскидистых вековых вязов и дубов. Их тяжелые ветви смыкались высоко вверху, образуя защищенный от солнца туннель. Солнечные лучи упрямо пробивались сквозь листву, поражая своими бликами дорогу и стволы деревьев. Запах скошенного сена заполнил пространство под кронами деревьев. Лес звенел множеством разнообразных птичьих голосов.

В карете молча сидели мать и две её дочери. Они не замечали красоты лесной дороги. Еще были свежи воспоминания о блестящем бале, который им пришлось покинуть. После всех событий, которые произошли на балу, они не могли успокоиться. Золушка, с которой они жили под одной крышей, которую постоянно унижали и заставляли много работать, была принята королем, как принцесса. Она приехала на бал в позолоченной карете, запряженной четверкой белоснежных коней. Ее ослепительно белое платье, расшитое сверкающими драгоценными камнями, золотом и серебром, было прекрасно. На шее жемчужное ожерелье. Волосы великолепно уложены. А на ногах, переливаясь всеми цветами радуги, сверкали хрустальные туфельки. Золушка была самой красивой девушкой на балу. Кто помог ей так измениться, для них осталось загадкой. Конечно, ее никто не узнал. Скромность, доброта, а главное, простота в общении, сразу же покорили сердца всех присутствующих. Принц, увидев Золушку, мгновенно потерял интерес ко всем красавицам, прибывшим на бал. Он понял, что это та девушка, о которой давно мечтал и которую искал.

После скандала, который устроила на балу мачеха Золушки, все отвернулись от неё, а также от её дочерей. Им было трудно смириться с тем, что Золушка стала невестой принца, и к общему удовольствию они покинули дворец. По их мнению, это было чудовищно несправедливо.

Безмерно был счастлив отец Золушки, королевский лесничий Петр. Его добрая заботливая и трудолюбивая доченька Машенька стала невестой принца. В это просто невозможно было поверить. Это был подарок небес, награда Машеньке за её труд и терпение. Король предложил своему лесничему остаться во дворце, и Петр с радостью принял его предложение.

Мачеха Ядвига и её дочери по-разному отнеслись к событиям на балу.

Ядвига всю дорогу лихорадочно обдумывала планы мести, которые она надеялась осуществить с помощью своего брата, колдуна Олафа. Они ехали к нему. Там, у него в замке, начнется для них новая жизнь, скучная, без балов и изысканного общества.

Старшая дочь мачехи Марьяна очень сожалела о случившемся. Ей не хотелось уезжать. Она завидовала Золушке и одновременно радовалась, что не её, а Анну, мать пыталась выдать замуж за принца. Марьяна видела, как страдала Анна, и жалела сестру.

- Хорошо, что моя нога оказалась больше, чем у Анны, - с удовлетворением думала она, - поэтому мать решила выдать замуж за принца не меня, а Анну. На мою ногу никто, даже Золушка, не смогли бы натянуть хрустальную туфельку.

Младшая дочь мачехи Анна с горечью вспоминала, как мать заставила Золушку надеть ей на ногу хрустальную туфельку. Туфелька была очень мала. У Золушки золотые руки. У нее все получается. Вот и туфельку мне на ногу надела. Нога в туфельке нестерпимо болела. Во время танца боль была просто невыносимой. Ей хотелось лишь одного, чтобы эта постоянная и мучительная боль ее оставила. Про принца она не могла думать. Когда во время танца хрустальная туфелька слетела с ноги, Анна была просто счастлива. Опять туфельку на ногу никто не смог надеть. Конечно, Золушка смогла бы помочь ей еще раз, но ее во дворце не было. Все поняли, что Анна пыталась присвоить себе чужую туфельку.

Король и придворные с удивлением наблюдали, как мать пытается всех обмануть. Она ругалась со всеми, а все над ней смеялись. Для Анны этот смех был страшнее всего. Анне было стыдно, и она плакала.

Ядвига и ее дочери поняли, что после ссоры их никогда не пригласят во дворец. Всю домашнюю работу им придется делать самим, а делать они ничего не умели и не хотели. Они решили, что пока лесничий Петр находится во дворце, быстренько собраться и уехать. Как воры, они забрали с собой самые ценные вещи, забрали лошадей и карету. И вот они уже в дороге.

- Анна, что ты раскисла? Хватит лить слезы. Лучше бы подумала, как отомстить им всем за наше унижение,- с укором взорвалась мать.
Но Анна заплакала еще сильнее. Она понимала, что во всех их бедах виновата одна мать.
- Мама, если бы ты не ругалась на балу со всеми, то мы бы могли остаться, не уезжать, - сквозь слезы прошептала Анна. Ты все испортила.
- Как ты разговариваешь со своей матерью, неблагодарная? Я хотела, чтобы ты стала принцессой.
- Если бы принц полюбил меня, я была бы счастлива. Но он полюбил Золушку. Разве можно было заставить принца насильно жениться на мне?
- Хватит, разумница! Лучше помолчи, - и, обращаясь к кучеру, с гневом завопила:
- Эй, ты что заснул? Почему мы едем так медленно? Превосходные лошади тащатся как голодные клячи!

Кучер взмахнул плетью, и лошади ускорили ход. Красавец-лес остался позади. Теперь они ехали по бескрайней, высушенной щедрым солнцем, степи. В карете было очень жарко и душно, и у Анны разболелась голова.

Наконец на горизонте показались серые скалы, за которыми начинались владения колдуна Олафа. Олаф жил в замке на острове, расположенном посредине огромного болота. Вечный туман надежно скрывал неприступный замок колдуна от любопытных глаз. Глубокий ров, окружавший остров, был всегда заполнен водой. Скрытый в камышах канал связывал ров с широкой рекой, по которой слуги Олафа обеспечивали все нужды жителей замка. Но Ядвига и её кучер знали другую дорогу через болото.

Когда карета подъехала к болоту, солнце уже садилось. Нужно было подождать, когда совсем стемнеет. Два ряда огоньков, вспыхнувших на болоте специально для них, указывали безопасный путь. Необходимо было ехать строго между ними. Если заехать в сторону за огоньки, то можно утонуть в болоте.
Со стороны болота подул резкий холодный ветер. Испуганно заржали лошади. Кучер спрыгнул на землю, ухватил упиравшихся лошадей под уздцы и потянул за собой. Колеса вязли в болотной глине, затрудняя движение. Понемногу карета медленно приближалась к замку. Через ров был опущен подъемный мост. Наконец копыта лошадей зацокали по его деревянному настилу, а затем по каменным плитам замка.

Олаф ждал сестру и племянниц в небольшом слабо освещенном зале, где уже был накрыт стол для ужина.

- Ядвига, девочки! Ну, наконец-то,- хмуро поприветствовал Олаф, ощупывая гостей недобрым острым взглядом. – Сейчас будем ужинать. Все разговоры потом.

После ужина уставшие Марьяна и Анна отправились в свои комнаты, куда молчаливые слуги уже перенесли их вещи. Олаф и Ядвига перешли в полутемную, освещенную свечами гостиную.

Ядвига рассказала брату обо всем случившемся на балу со всеми подробностями. При этом она тщательно скрывала истину, оправдывалась и во всем обвиняла короля, принца и Золушку.

- Олаф, неужели ты не отомстишь им за наше унижение? Что нам делать?
- Олаф от возбуждения резко вскочил с кресла и начал быстро бегать на своих коротеньких ножках по гостиной. Его косматые брови шевелились, ноздри длинного носа раздувались от ярости. Он сосредоточенно думал.
- Сейчас мы ничего не сможем сделать,- не сразу, с раздражением, ответил он. - Нужно хорошо подготовиться. Сейчас они готовы отразить любое наше нападение. Со временем они не будут так осторожны, успокоятся. Я найду у них слабое место и отомщу за вас. Ты знаешь меня. Со мной лучше не связываться! Я мстить умею!

Продолжение (1-3 глава)

Продолжение (4-6 глава)

Людмила Токарь, Свято-Троицкая церковь Отца и Сына и Святого Духа

foru.ru

↓ Комментарии посетителей (0)
[ Показать комментарии ]

Добавьте собственный комментарий
Автор

Комментарий

Страницы, близкие по смыслу

 Последние новости