ГлавнаяСтатьиУкраинская революция и христианские церкви (СМИ)

Украинская революция и христианские церкви (СМИ)

Украинская революция и христианские церкви (СМИ)

Во время драматических украинских событий 2014 года стали явными основные болевые точки в жизни Украины. Это мучительный выбор между Россией и Западом (Евросоюзом, США), безуспешные попытки преодолеть раскол страны на Восток и Запад, осознание своего европейского пути, его рисков и опасностей. Эти же вопросы встали перед христианскими церквями Украины, которые по существу искали ответы на них на протяжении всего периода постсоветской трансформации. Однако в период обострения ситуации в стране самым важным стал поиск церквями общественно-политической идеологии, которая способна объединить Украину или, по крайней мере, не разъединять ее еще больше.

Религиозная картина Украины

Религиозная свобода, которой пользуются церкви Украины, является предметом зависти в России, а религиозное многообразие делает Украину единственной страной бывшего СССР, где нет одной господствующей «традиционной» религии. В российском сознании довольно мало осознан тот факт, что Украина является одной из самых христианских стран Европы, учитывая количество церквей и общин (более 35 тысяч) и численность населения страны (около 50 млн. чел.). При этом, Украина является страной не только с многообразным православием разных юрисдикцией, католицизмом и греко-католицизмом, но и с большим разнообразием протестантских течений. Евангельские церкви – баптисты, пятидесятники, адвентисты, евангелисты всех мастей распределены по всей территории Украины, сильные многотысячные церкви есть как на Востоке, так и на Западе.

Очевидно, что основными конфессиями украинского народа являются православие и протестантизм, а ведущей церковью – УПЦ Московского патриархата. С 1996 года действует Всеукраинский совет церквей, объединяющий 18 крупных объединений и союзов – от УПЦ МП, УПЦ КП, УГКЦ до баптистов, пятидесятников и мусульман.

Позиция христианских церквей в отношении Майдана

Наиболее ярко позиция различных церквей проявилась еще во время Оранжевой революции 2005 года, которая началась с того, что 21 ноября 2004 года было объявлено о победе Виктора Януковича на президентских выборах (в результате переголосования победил Ющенко).

Революция Евромайдана началась 21 ноября 2013 года, когда в центре Киева на Майдане Незалежности собрались сторонники европейской интеграции, возмущенные тем, что президент Янукович отложил подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом. И в 2004-2005 годах, и в 2013-2014 годах все христианские церкви активно поддерживали сначала «оранжевую власть» Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко, затем выступили за евроинтеграцию, приветствовали отстранение президента Януковича от власти (после 21 февраля 2014 года), по существу признали легитимность правительства-«камикадзе» Арсения Яценюка и и.о. президента Александра Турчинова.

Многообразие политических мнений как прозападных, так и антизападных, промосковских и антироссийских сложилось внутри церквей, прежде всего, Украинской православной церкви Московского патриархата и в рамках протестантских общин. Греко-католики, католики, Украинская православная церковь Киевского патриархата занимают более или менее однозначную позицию поддержки националистически настроенных представителей Центра и Запада Украины. Однако стоит отметить, что в отличие от однозначных заявлений и действий представителей Запада УПЦ МП на официальном уровне и в 2004-2005 и в 2014 гг. не делала никаких пророссийских заявлений, не призывала поддерживать или не поддерживать ту или иную партию.

Публичную роль миротворца в ходе кризиса сыграл Всеукраинский совет церквей, его члены призывали к примирению сторон, не занимая сторону власти или митингующих. После бегства Януковича 23 февраля совет провел встречи с Турчиновым и Яценюком, во время и послефактического отделения Крыма от Украины (18 марта 2014), выступал за сохранение целостности страны и против агрессии России в отношении Украины.

Заявления совета подписывал глава совета – управляющий делами УПЦ МП митрополит Антоний (Паканич). С 24 февраля председателем совета стал митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий (Березовский), избранный местоблюстителем Киевской митрополии в виду болезни главы УПЦ митрополита Владимира (Сабодана).

Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП)

Московский патриархат довольно быстро сориентировался в сложившейся ситуации – священники стояли с молитвой между митингующими и полицией, пытаясь предотвратить кровопролитие, фактически одновременно и в церкви, и в стране сменилось руководство, что обеспечило стабильность внутри УПЦ МП. Большую примиряющую роль сыграл глава информационной службы УПЦ МП протоиерей Георгий Коваленко, который объяснял христианскую позицию церкви, призывал не называть украинцев фашистами и нацистами в российских СМИ. Активные сторонники Януковича и пророссийской позиции в УПЦ МП проиграли.
Заявления митрополита ВышгородскогоПавла (Лебедя), наместника Киево-Печерской лавры, о поддержке Януковича, где он сравнивал его с фигурой Христа, против которого все ополчились, вызвали возмущение среди духовенства. Большинство иерархов старались придерживаться взвешенной позиции митрополита Онуфрия, который не призывал к активным действиям, но при этом осудил действия России по расчленению Украины в письмах Путину и патриарху Кириллу. Резкие заявления все равно звучали со стороны тех, чья национальная гордость была задета и кто не мог молчать.

Например, митрополит УПЦ МП Черкасский Софроний (Дмитрук) 20 марта заявил, что Путин бандит, а российские политики, особенно те, корни которых в Украине, являются агрессорами и предателями интересов украинского народа. Епископ УПЦ МП Львовский Филарет (Кучеров) 3 марта напрямую обращался к Путину с просьбой не начинать братоубийственную войну и вывести войска с территории Украины. С осуждением власти Януковича выступал митрополит Переяслав-Хмельницкий Александр (Драбинко) – он вместе с группой прихожан 2 марта обратился с письмом к патриарху Кириллу, в котором скорее объяснял ту роль, которую играет УПЦ МП в революционной Украине: «В адрес наших иерархов и духовенства звучат упреки, и будем честны перед совестью: хотя причины их и необъективны, но и небезосновательны. Нас называют Церковью Москвы, Кремля, Путина, Януковича».

Митрополит Александр призывает не использовать православие в противостоянии России и Украины: «Даже сегодня, когда мы стали свидетелями преступлений предыдущего режима, остаются те, кто готов оправдать жестокость необходимостью якобы правильного «цивилизационного выбора» — «восстановления единства Святой Руси».

УПЦ МП, по словам митрополита Александра, чрезмерно надеялась на земную власть, намеревалась достичь «святой цели» с помощью политиков и спонсоров, «немудро принимала пожертвования» от людей, которые с помощью материальных средств хотели «откупиться» от Бога и, вместе с тем, творили беззакония. Митрополит Александр утверждает, что УПЦ МП часто отождествляют с бывшей властью, но мы, прежде всего, — Церковь Христова, Церковь украинского народа.

Патриарх Кирилл

Патриарх Кирилл сравнительно поздно отреагировал на украинский кризис, сдержанно призвав стороны к примирению. Во втором заявлении Кирилл фактически признал право Украины на демократическое национальное самоопределение. В словах патриарха не было никаких имперских претензий, в которых обычно Москву обвиняют украинские националисты. 14 марта в своей проповеди в Храме Христа Спасителя патриарх Кирилл заявил: «По крайней мере 400 с лишним лет предпринимались попытки расколоть и разделить Русский мир. Когда мы говорим "Русский", то не следует трактовать это так, как это делают наши недоброжелатели, говоря о Российской империи и о Советском Союзе. Речь идет о Русском мире, речь идет о великой русской цивилизации, вышедшей из Киевской купели Крещения и распространившейся на огромные просторы Евразии. … Сегодня на пространствах этого мира существуют независимые государства, и мы с уважением относимся к их суверенитету, к их готовности и желанию самостоятельно строить свою национальную жизнь. Но это не означает, что стремление к законному суверенитету, к реализации этого суверенитета должно сопровождаться разрушением общего, единого духовного пространства».

Помимо этого, важными действиями стали те, которые патриарх Кирилл не сделал – он не присутствовал на церемонии подписания договора о присоединении Крыма и Севастополя к России 18 марта, Синод РПЦ не принимал никаких решений о приходах в Крыму, которые формально остались под руководством УПЦ МП. Заявление Синода РПЦ 19 марта было также очень корректным – в нем говорилось, что Церковь должна стоять надо всеми разногласиями, вне партий, и что «Границы Церкви не определяются политическими предпочтениями, этническими различиями и даже государственными границами».
Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП)

Киевский патриархат стал, наряду с греко-католиками, активно критиковать «коррупционную» власть Януковича, его Партию регионов и призывать защищать Родину от агрессии России, значительно преувеличивая часто советские имперские амбиции Владимира Путина. Патриарх УПЦ КП Филарет (Денисенко) также резко критиковал Московскую патриархию и патриарха Кирилла за попытку восстановить империю вместе с Путиным и тоталитарную идеологию. Для главы УПЦ КП, особенно после присоединения Крыма к России, стала характерна последовательная милитаристская риторика.

19 марта патриарх Филарет распространил следующее заявление: «18 марта 2014 г. руководителями России было публично совершено нарушение трех заповедей Божьих: не укради; не говори ложного свидетельства на ближнего твоего; не желай дома ближнего твоего ... (и ) ничего, что у ближнего твоего (Исход 20:15-17). … В выступлении 18 марта в Кремле президент России В. Путин использовал средство дьявола – смешал правду с ложью. Убежден, что полуправда, которую из уст главы российского государства слышал весь мир, хуже откровенной лжи –как скрытый в пище яд более опасен, чем явная отрава…. Владимир Путин официально стали спользовать такие определения, как "русский мир", "историческая Россия", "русские – разделенная нация", "мы с украинцами – один народ". Все это, вместе с ностальгией по былому государственному величию и стремлением реванша за распад СССР, является точной копией идеологии и риторики фашистских режимов ХХ века, в частности, в Германии и Италии. … Именно поэтому прежде всего обращаюсь ко всему украинскому народу: на нашу Родину вероломно напал враг, который оккупировал часть Украины и стремится вообще уничтожить нашу государственность и независимость, вернуть нас в имперское кремлевское иго».

В данном случае важно отметить, что речь не идет о серьезных различиях в позициях разных православных церквей – скорее по-разному расставлены эмоциональные и политические акценты, так как главный капеллан УПЦ МП митрополит Белоцерковский Августин также благословил воинов на защиту рубежей Родины от России.

Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ)

Роль представителей УГКЦ была самой заметной на самом Евромайдане в центре Киева. Если посмотреть многочисленные видеотрансляции с Майдана, то можно увидеть, что сцена, с которой выступают ораторы, увешаны иконами Божией Матери, позади политиков стоят греко-католические священники с крестами. Это естественно, так как греко-католики поддерживали тех активистов, которые приехали в Киев из Львовской области, других регионов Западной Украины. Большую известность получила проповедь одного из священников УГКЦ Михаила Арсенича (служит в Ивано-Франковской области), который в декабре 2013 года призывал убивать русских, китайцев, негров, евреев, а также членов Партии регионов (за эту проповедь он был наказан руководством УГКЦ – отправлен на покаяние в монастырь на месяц).

Патриарх УГКЦ Святослав (Шевчук) призывал священников не занимать политической позиции, а также отмечал, что главным агрессором является Россия, которую страны Запада должны остановить (Шевчук еще 7 февраля призвал, чтобы США стали посредником в разрешении конфликта в Украине).
Характерную для униатов и католиков позицию на Евромайдане выразил 17 февраля 2014 года в интервью Католическому информационному агентству архиепископ Католической церкви Украины Мечислав Мокшицкий, митрополит Львовский: «Я считаю, что события на Майдане являются шансом для Украины, если они приведут к изменению политической системы и более прозападного направления политики. Благодаря им появилась надежда на исцеление государства, на большую справедливость или облегчение заграничных поездок, а также облегчение условий для иностранных инвесторов».

Присутствие на Евромайдане митрополит комментирует так: «На Майдане также была поставлена наша молитвенная палатка. Отцы-францисканцы ежедневно отправляют там Святую Мессу и ведут молитвы… В демонстрациях на Майдане принимают участие и верующие Римско-Католической Церкви. Их сопровождают священники, чтобы создавать атмосферу солидарности, мира и взаимоуважения. Такая атмосфера взаимной солидарности и уважения преобладает на Майдане. Там мы видим совсем другую Украину».

Протестанты и Майдан

Совет евангельских протестантских церквей Украины начиная с декабря 2013 года, как и другие церкви, призывал к гражданскому примирению и осудил злоупотребление силой со стороны органов власти и поддержали митингующих на Евромайдане. Особенно активно выступали баптистские служители и пасторы пятидесятнических церквей. Однако напрямую ни одна крупная евангельская церковь или союз не принимали участие в Майдане (в 2004 году в оранжевой революции и охране участников майдана участвовала харизматическая церковь «Посольство Божие»). 16 марта евангельские церкви принимали участие в молитвенном вече на Майдане – было решено сделать общие молитвы регулярными, вплоть до президентских выборов.

Выступая на майдане, секретарь Братства независимых церквей и миссий Евангельских Христиан Баптистов Сергей Дебелинский отмечал: «Мы должны не просто называться христианами, а быть такими. Тысячи людей сегодня записываются в Национальную гвардию. Хотя у нас нет достаточной военной силы, чтобы сдержать тот натиск, который угрожает нашей стране, но у нас есть всесильное Слово Божие».

Председатель Собора независимых евангельских Церквей Украины Анатолий Калюжный заявил: «Сегодня Украина проснулась, и Бог хочет ее благословить. У Него большие планы на наше государство. Потому что Европа сегодня спит, в греховном сне, в России еще стоят идолы, и нам надо нести туда Слово Божье».
Также ярко выступил старший епископ Церкви христиан веры евангельской Украины Михаил Паночко. Он напомнил притчу из Евангелия от Луки о бедной вдове, которая просила о помощи судью и получила желаемое. «Иисус сказал ученикам, что надо всегда молиться и не унывать. Но возникает вопрос: как не падать духом, когда такая армада, вооруженная до зубов, у наших границ? Как не падать духом, когда Церковь в России молчит и боится сказать правителю, что так нельзя делать? ... Церковь существует не только для обрядов, она должна стоять в проломе за свой народ, ее служители не должны бояться говорить правду в глаза высоким чиновникам».

Позицию церкви на Востоке Украины в столь сложный момент выразил Сергей Косяк, пастор церкви «Ассамблея Божья» в Донецке: «Христиане, как и по всей Украине, молятся. Кто-то открыто заявляет о своей позиции, кто-то нет. В церквях мы стараемся эту тему не поднимать, потому что есть люди разных убеждений. Но на молитве мы четко говорим о единстве и молимся за Украину. Большинство в протестантских церквях придерживаются курса на сохранение целостности Украины» (интервью 16 марта 2014 года invictory.com).

И.о. президента Украины Александр Турчинов

Показателем силы протестантизма и предметом гордости для значительной части протестантов Украины является то, что и.о. президента страны (с 23 февраля 2014 года) в ходе революционного кризиса стал баптистский служитель Александр Турчинов, ближайший соратник Юлии Тимошенко по партии «Батькивщина». Впервые на постсоветском пространстве главой государства стал протестант по вероисповеданию. Родившийся в 1964 году в Днепропетровске, Турчинов прошел стандартный путь постсоветского функционера – от завотделом агитации и пропаганды обкома комсомола до крещения в православии во время своей работы с президентом Кучмой. Однако Турчинов не остановился – в 1999 году он принял крещение в баптистскую веру, по его словам, уже более сознательно. Свою неполитическую аудиторию Турчинов нашел в баптистской церкви, где он регулярно проповедует по воскресеньям.

Турчинов стал евангелизировать демократический путь вполне в стиле пасторов-республиканцев в США: «Мощные государства Европы и Америки сформировались и достигли своего экономического и политического расцвета, когда в политику пришли люди, исповедующие христианскую мораль и протестантскую этику. Например, для США, как и для других высокоразвитых стран, нормально, что большинство президентов - протестанты, в том числе и баптисты. Если руководители государств отступают от библейского фундамента, наступают сбои, начинаются проблемы и кризисы» (Интервью А. Турчинова. Комсомольская правда, 19.08.2009).

В отличие от православно ориентированных политиков, которые пытались и пытаются выдвинуть иллюзорную идею единой православной церкви Украины, президент-евангелист Турчинов стал инициатором постоянного межрелигиозного диалога. Он стал одним из создателей Всеукраинского совета церквей. По поводу создания совета Турчинов говорил: «Общение в их среде позволило мне увидеть разницу между теми, у кого правильные слова очень часто расходятся с делами, и теми, у кого Бог и вера - на первом месте, а все остальное - дело второстепенное. Я все больше интересовался такими конфессиями, где культовая составляющая - не самая важная, а сердце может раскрыться в прямом общении с Богом» (из интервью газете «Вера и жизнь», №1, 2001).

Новой киевской власти – правительству «камикадзе» и президенту Турчинову – было легко наладить отношения с церквями. Именно Турчинов создавал площадку для диалога верующих с властью, чего не смог и не хотел делать Янукович. Мало, кто знает, что на высшем уровне уже был контакт со стороны России с и.о. президента Турчиновым – 2 марта состоялся телефонный разговор Турчинова и патриарха Кирилла, в рамках которого и.о. президента гарантировал соблюдение прав всех церквей и намерение вести диалог с Россией.

После Оранжевой революции протестантизм, наряду с православием, стал важным элементом общественной жизни Украины. Как показало время, позиция евангельских лидеров полностью отвечала требованиям дальнейшей постсоветской демократизации институтов государственной власти. Базовыми элементами протестантского кредо в политической сфере являются: провозглашение окончательного отказа Украины от советского наследия в общественной жизни, жесткая ориентация на европейский мир (осознание культурной и исторической связи с Европой) и принципиальная защита демократических ценностей как жизненно важных, без которых отказ от коммунизма и укрепление связи с Европой невозможно.

Единая позиция православных, католиков и протестантов

Следствием революции для различных церквей стало еще большее объединение священнослужителей вокруг национальной повестки дня (отдельные резкие выступления на Западе и на Востоке являются лишь подтверждением общей позиции церквей). И православные, и греко-католики, и протестанты принимали участие в целой серии совместных молитв на Евромайдане. Но это не значит, что межцерковные конфликты исчезли. Представители Киевского и Московского патриархатов, разделившиеся в начале 1990-х годов и по-прежнему обменивающиеся взаимными упреками, во время Евромайдана восстановили работу Комиссии по диалогу между двумя церквями. Прямолинейная прозападная политическая позиция греко-католической церкви и части протестантов, никогда не будет близка церквям Московского патриархата и многим протестантам на Востоке. Греко-католики сохранили свои церковные и политические позиции неизменными. Сила протестантских церквей состоит в том, что они практически равномерно распределены по всей территории страны, среди них существует плюрализм мнений, а их межцерковные конфликты в целом не влияют наобщественно-политическую ситуацию в стране.

Церкви занимают все более про-украинскую позицию

Политические последствия революционного кризиса отразятся, главным образом, на Киевском и Московском патриархатах. Для этих церквей события 2013-2014 годов стали моментом истины – обе церкви выступили с про-украинских позиций, произошло еще большее сближение этих церквей (частота и публичность встреч представителей церквей, их совместные заявления стали еще более обычным делом, чем раньше). Очевидно также, что пока во главе Киевского патриархата стоит патриарх Филарет, ставший инициатором создания отдельного от Москвы патриархата, никакого объединения не будет. Помимо этого, руководство УПЦ КП против слияния с УПЦ МП, если приходы и епископы будут подчиняться Москве. Но начало движению к единству было положено.

В ходе кризиса стало понятно, что разговоры об отделении Украинской церкви МП от Московского патриархата сильно преувеличены. Партия сторонников полной независимости УПЦ МП себя не проявила, существующей автокефалии для УПЦ МП оказалось вполне достаточно, чтобы занять взвешенную позицию. Наряду с этим, Московский патриархат в лице патриарха Кирилла не стало казывать никакого давления на украинскую церковь, а выступления патриарха были намного более корректными и очень осторожными на фоне антиукраинской пропаганды в российских масс-медиа и резких выступлений политиков и самого президента Путина.

В рамках столь сложного кризиса не может быть никакой объективности, а судить о том, что ждет Украину в будущем, пока рано. Однако уже можно сказать – выработать и развить новый общенациональный язык, который объединяет Восток и Запад, в ходе Евромайдана удалось лишь УПЦ Московского патриархата и евангельскому движению в лице его основных лидеров. Стратегически в проигрыше может оказаться Киевский патриархат – он давно потерял статус одной национальной православной церкви (для всех очевидно, что УПЦ МП нельзя назвать «москальской» Церковью, она давно стала ведущей национальной Церковью), кроме того, УПЦ КП слишком однозначно поддерживала только одну сторону, выступала против Партии регионов, против федерализма, то есть активно проповедовала только западную политическую позицию.

Эскалация конфликта на юго-востоке Украины в Донецке, Харькове и Луганске в апреле-мае 2014 года, а также объявление о создании Донецкой Народной Республики привели к тому, что украинские церкви стали выступать с более резкими анти-российскими заявлениями. Леонид Падун – старший пастор церкви «Слово жизни» г.Донецка в своих проповедях не раз призывал противостоять вторжению российских войск в Украину (wolua.org). Митрополит УПЦ МП Антоний (Паканич) в Пасхальной речи призвал духовенство поддерживать украинских патриотов и противостоять сепаратистским настроениям.

19 апреля патриарх Кирилл в Москве коленопреклоненно молился о мире в Украине, за предстоящие президентские выборы в Киеве и единство Украины. Он сказал: "Мы с уважением относимся к религиозным меньшинствам, но продолжаем утверждать, что Украина – органически связанная со Святой Русью православная страна".

Противоречия между русскими и украинскими евангеликами

Евангельские церкви также стараются преодолеть тупик в отношениях между верующими двух стран. 9-11 апреля в Иерусалиме прошла встреча глав протестантских церквей России и Украины. Однако, присутствовавшие на встрече украинские представители остались недовольны результатами диалога. Михаил Паночко, старший епископ Церкви Христиан веры евангельской (пятидесятников), заявил, что главы российских церквей не согласились выступить против российского вторжения в Украину и не поддержали определение российской аннексии Крыма, как акта агрессии. Они также отказались выступать с осуждением анти-украинской риторики российских СМИ.

В свою очередь пастор Константин Бендас, первый заместитель начальствующего епископа и управляющий делами РОСХВЕ, назвал украинских евангельских лидеров "агрессивными политиками" и заявил, что "церковь и братская любовь - это то, что нельзя смешивать с политикой и межгосударственными конфликтами" (afmedia.ru). Вследствие разногласий стороны так и не смогли выступить с совместным заявлением.

Публицист и богослов Михаил Черенков так оценивает позицию украинских церквей: "На заре нового этапа истории евангельского движения Украины, невзирая ни на какие сложности, мы выбираем свободу и самоуважение. Мы выбираем верность народу, в то время как россияне выбирают верность власти. Когда русские увидят сильную церковь Украины, которую любят и уважают в народе, они приедут к нам в гости, подружатся с нами и научатся у нас. Богу это будет угодно" (из интервью mirvam.org).

Что дальше?

С 2013 года и вплоть до настоящего времени Украина пережила ряд серьезных потрясений, захват Крыма Россией и углубление раскола между Востоком и Западом по политическим и языковым признакам. Еще рано судить, последует ли за националистической эйфорией Евромайдана формирование национального государства или его распад. Однако Украине удалось избежать разделения страны по религиозному признаку, в чем есть большая заслуга церквей и их лидеров.

Существуют и подводные камни политической активности христиан – некоторые церкви раскалываются по партийному признаку, партии и кандидаты не оправдывают надежд, ведут себя совсем не по-христиански, вынуждены сотрудничать с радикальными националистами, быть частью коррумпированной верхушки власти. Светская политическая элита, церковное руководство православных, протестантов, католиков, греко-католиков пока находятся в процессе преодоления взаимных противоречий и борьбы за украинскую идентичность, свое место в Европе, а главным образом, в процессе создания единой страны и единого языка общения граждан разных регионов.

Роман Лункин, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН (Москва, Россия)

↓ Комментарии посетителей (0)
[ Показать комментарии ]

Добавьте собственный комментарий
Автор

Комментарий

Страницы, близкие по смыслу

 Последние новости